Круги экзистенциального тупика

Например, мне вдруг представилось одно странное соображение, что если б я жил прежде на луне или на Марсе и сделал бы там какой-нибудь самый срамный и бесчестный поступок, какой только можно себе представить, и был там за него поруган и обесчещен так, как только можно ощутить и представить лишь разве иногда во сне, в кошмаре, и если б, очутившись потом на земле, я продолжал
бы сохранять сознание о том, что сделал на другой планете, и, кроме того, знал бы, что уже туда ни за что и никогда не возвращусь, то, смотря с земли на луну, — было бы мне все равно или нет?

-Ф.М. Достоевский «Сон смешного человека»

Однажды я задал себе простой вопрос: а продолжал бы я рисовать, окажись на необитаемом острове? Ну так, чтоб насовсем. Без надежды, что мои творения кто-нибудь когда-нибудь увидел бы? В тот момент я ответил себе — да. Да и сейчас я ответил снова — да.

И каждый раз я себе отвечаю да, продолжаю что-то делать, не совсем понимая источник ужасного внутреннего дискомфорта от того, что в какой-то день я чего-то не сделал, не нарисовал, не написал, не намешал палитру, просто не сел за работу. Отвечаю да, становится спокойнее, и я просто пишу, рисую. Становится спокойнее в этот день, неделю, месяц. Нарисовал в стол, никому не показал работу, может её вообще потом закрасил — не важно. Я же всё-таки ответил себе — да. А может показал, людям понравилось. Может, даже выставил, может, продал. А в этом случае от ответа «да» становится даже как-то дискомфортно. Но наступает момент, когда всё равно задаёшь себе этот вопрос. Через n раз понимаешь, что смысл не в ответе.

Прохожу в очередной раз по кругу, и снова нахожу себя в экзистенциальном тупике. «Было бы мне все равно или нет?«. Если я снова и снова задаю этот вопрос себе — значит ни черта я на него не ответил. Это всё ложь, обман и провокация. А может, вопрос задан не верно? Вот сижу я на абстрактном острове, пишу картины… Да, там есть краски, хорошие. Вот Old Holland мне нравится… И холсты. Мелкозернистые, итальянские, мои любимые. Господь с ними, я не знаю откуда они там взялись! Пишу три года, пять. Может, уже помирать скоро, а остров потом смоет со всеми его пальмами, песком и кучей написанных мной работ. У Достоевского вопрос чуть правильнее поставлен — «Всё равно мне или нет?». Можно же чуть-чуть усложнить уравнение. Холст один. Чтоб написать новую работу — надо закрасить старую. Смешно: я бы всё равно рисовал. И сразу веет каким-то притворством — сейчас-то я работы пишу на разных холстах, людям показываю, продаю. А удовлетворения нет. Только в момент написания. Тогда мир останавливается. …А может, тогда просто писать в стол? Ну, в смысле: написал — тут же взял тряпку и всё стёр… На что-то жить, конечно, надо — но это пусть будет отдельно. А вот эта бесконечная работа — это другое, тоже отдельно… Но и тут тупик. Я пару лет почти так и делал. Год некоторые работы стояли не покрытые лаком, не сфотографированные. Всё равно через какое-то время вдруг упираешься в стену экзистенциального тупика. Заданного через тот же самый вопрос.

Уже можно догадаться, что суть этого вопроса в самом вопросе. Если да, то почему и зачем? Зачем мы пишем, рисуем? Если ответить нет, то всё проще. «Если никто не увидит, то я бы этим вовсе бы не занимался.» И тогда можно сразу же всё объяснить просто, потом усложнить. Или наоборот. Цели могут быть разные. От сугубо материальных — «я этим зарабатываю» — до более глобальных — «я хочу что-то доказать миру» или «таким образом я веду с миром диалог». Но для любой из этих целей можно найти нехудожественные пути их достижения! Зачем писать художественную литературу, если можно писать научно-философские труды? Деньги зарабатывать, вести диалог с миром — всё можно делать без искусства. Славы добиться, потешить самолюбие. Но что-то мне подсказывает, что любой истинный художник всё равно отвечал бы да. И не просто отвечал бы, а так и сделал бы. Проблема тогда в том, что мы не знаем, был ли хоть один истинный художник в этом мире. Это задано в условии. Да, конечно, мы знаем примеры, когда кто-то писал или рисовал в стол. Через много лет нашли, восхитились… Допустим, при жизни этих работ никто не видел. Но они же всё-таки остались. А значит, была цель оставить. И условие задачи нарушено. Может быть, остался бы некий абстрактный легендарный холст, «который видел тысячу картин, но так и остался пустым». Но ведь холст остался, легенда бы осталась — а это тоже исключено условием. Так, может быть, никогда и не было ни одного истинного художника в мире?

И я вовсе не художник? Хотя и уверен, что всё равно «да!», всё равно бы писал! Потому что по-другому не могу. Многие это считают даром, но, возможно, это проклятие. Проходя очередной круг, возвращаясь в старый знакомый экзистенциальный тупик, думаешь именно так. Диалог не всегда удаётся вести посредством живописи, да и всё равно. Монолог — можно с самим собой и простыми словами поспорить, для этого не надо писать или рисовать. Откуда в нас заложена эта мания, это неистовство? Ведь оно же часто лишает нас простых радостей жизни. Не хочется ни моря, ни пляжей, ни дворцов, ни самолётов. Всё это ложь. В какой-то момент, конечно, захочется. Устроишь море, пляж или что-то ещё. И тут же хочется рисовать или писать. Вот там истина! И так круг за кругом.

Человек сталкивается с парадоксом, когда он верит, что его жизнь важна, и в то же время понимает, что человеческое существование само по себе не имеет ни предназначения, ни смысла. В этот момент возникает когнитивный диссонанс. Разрешение этого парадокса ликвидирует кризис.

Парадокс разрешается разрушением одного из постулатов. В первом случае — это осознание того, что жизнь неважна и бессмысленна. Ну то есть абсолютно. А это ведёт к тому, что творчество и искусство тоже бессмысленны. А ещё к девиантному поведению и суицидальным наклонностям. Но я всё же про искусство. Если всё не имеет смысла, откуда же это алогичное рвение творить? Нарушение работы мозга, психическое расстройство, связанное с тягой к саморазрушению? Это порождает ещё один парадокс — разрушение через созидание. Тут вообще всё сложно. А если разрушить второй постулат? Допустить, что всё имеет смысл и у каждого есть своё предназначение. Тогда искусство и творчество — это предназначение. Так в общем-то часто и выходят из тупика… Во всяком случае так думают. Потому что снова можно задать вопрос — а если твоё творчество никто и никогда не увидит, а ты всё равно будешь творить, то зачем? Можно ли в данном случае найти предназначение и смысл в повторении бессмысленных действий? Это какой-то бессмысленный и беспощадный дзен… А ведь и правда, есть же дзен-монахи, отшельники, для которых остального мира не существует. Может быть, они знают что-то? Но если в уравнение ввести концепцию Бога или Высшего разума, то ведь снова получается нарушенное условие. Вот упрощённо: допустим, Бог всемогущ и во мне есть вера в то, что он видит, как я на острове рисую. Так ведь получается, что это некий абстрактный зритель — и опять не выходит. Получается, что я делаю то, что делаю, для кого-то.

Я, честно говоря, не знаю как закончить. Не знаю даже, опубликую ли я это.

В конце просто поставлю дату.

14 марта 2018 год, 5.15 утра.

 

Решил опубликовать. Пусть будет. Для самого себя.

Круги экзистенциального тупика: Один комментарий

  1. Аноним:

    Вопросы поставлены правильные, но слишком много слов, читаешь по диагонали. Да еще и с Достоевского начал, а это уже отпугнет читателя.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s