Художника обидеть может каждый. Но не без последствий. Художники-дуэлянты.

«Дуэль служит способом отомщения за нанесенное оскорбление и не может быть заменена, но вместе с тем и не может заменять органы судебного правосудия, служащие для восстановления или защиты нарушенного права.»

-Дуэльный кодекс Дурасова

Безответственность за свои слова в наше время формирует совершенно уникальный информационный фон. Оскорбления даже среди художников не только стали нормой, но и порой средством конкурентной борьбы. А с развитием массовых коммуникаций всё это становится ещё и достоянием общественности. Начнёшь разбираться в судебном порядке — и времени писать не останется… А раньше всё было проще.

Итак — известные дуэли, в которых так или иначе участвовали художники.

Караваджо против Рануччо Томассони

Микеланджело Меризи Де Караваджо, судя по дошедшим до нас источникам, всегда отличался буйным нравом и излишним азартом. Он заступался за своих друзей, рискуя жизнью, и вообще любил ввязываться во всякие авантюры. Рануччо был благородным джентльменом и давним другом Караваджо.

По свидетельствам, приятели не ладили около семи лет. И вот 28-го мая 1606 года они встретились за игрой в теннис. Игра была нешуточная — молодые люди начали колотить друг друга теннисными ракетками. Перепалка переросла в дуэль. А дуэль переросла в кровавую баню. С каждой стороны было по четыре человека. Исход был предрешён — на стороне Караваджо сражался капитан крепости Святого ангела в Риме. Рануччо пал в битве, Караваджо получил незначительное ранение. Капитана тоже ранили и позднее посадили в тюрьму. Художник, как известно, подался в бега, так как дуэли на территории Папской области были вне закона и строго карались — вплоть до смертной казни.

По каким причинам произошло сие событие, до сих пор не совсем понятно. По некоторым данным Караваджо взбесился из-за игры: они с Томассони играли на деньги. По другим данным всё изначально было сфабриковано и подстроено, так как причина их давней вражды скорее всего крылась в неких денежных отношениях: вероятно, художник просто должен был денег и решил, что, коль не станет кредитора, не станет и проблемы.

Миямото Мусаси против Сасаки Кодзиро

С началом 17-го века в Японию пришла стабильность — закончились наконец-то многочисленные междоусобные войны. А как известно, стабильность для обычного населения — это счастье и веселье, а для профессиональных воинов — трагедия. Не все смогли перековать мечи на орала. А некоторым самураям они и вовсе были не нужны — они могли убить просто палкой…

Вообще нашего героя звали Симмэн Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Гэнсин, но в историю он вошёл как Миямото Мусаси — легендарный воин, поэт и художник. В дуэлях он участвовал с детства — перебил кучу народу. А так как в родных местах народ начал кончаться по понятной причине, Миямото подростком отправился в Большое путешествие. Мир познать, так сказать, да людей ещё поубивать. Он в совершенстве владел стилем двух мечей Нитэн Рю, да что уж там — стал основоположником школы. Но Сасаки тоже парень не промах — к моменту поединка он участвовал в более чем 60-ти дуэлях, и ни одной не проиграл. У него был именной меч «Монохоши Зао», чуть более длинный и утяжелённый — настоящее произведение искусства. Короче, завалить такого молодца было крайне почётно. Ну, Миямото и отправил вызов…

Итак, дата — 13 апреля 1612 года. Место — остров в проливе между Хонсю и Кюсю. Сасаки при параде и готов наказать выскочку Миямото. Ииии… Миямото не пришёл. Секунданты были крайне огорчены — они-то уж надеялись стать свидетелями легендарной дуэли… Но на всякий случай проверили дом, где ночевал Мусаси. Запах перегара опалил их лёгкие. Миямото разбудили, тот хлебнул воды из таза для умывания, и не понимая, чего все такие злые, сел в лодку. Лодочник намекнул, что «милсдарь, а у вас меч-то один всего, да и тот размерами не вышел». Миямото прищурил глаз, взглянул на пояс и убедился, что там висит только короткий вакидзаси. Почесав затылок, он взял одно весло и этим вакидзаси выстрогал себе деревянный меч боккэн. Когда поединок начался, Сасаки, выйдя из равновесия, ринулся на Миямото в боевом выпаде, но тот увернулся и огрел Кодзиро по голове веслом. Меч Сасаки вылетел из рук и ранил Мусаси. Но это не спасло Кодзиро — Миямото уже ломал ему рёбра деревяшкой… Короче, Сасаки оправдал не совсем приличное для русского уха звучание своего имени. Миямото же, расстроившись, что всё вышло как-то не слишком эпично, сел в лодку и уплыл. Его страсть к поединкам остыла, зато загорелась страсть к поэзии и традиционной японской живописи.

Франсиско Гойя

Есть у этого испанского мастера шедевр «Поединок на дубинах», который изначально был написан на стене в его доме. В не самый свой лучший период жизни, тяжело больной Гойя создал серию из 14-ти так называемых «Мрачных картин». «Поединок» обладает уникальной динамикой и драматизмом. И неспроста: Франсиско знал тему не понаслышке.

Известно, что молодой мастер после неудачного художественного конкурса-экзамена в родной Сарагосе отправился попытать счастье в Мадрид. А после провала и в Мадриде уехал в путешествие по Италии и Южной Испании. Так вот, его приятель Рибера оставил свидетельства того, что причинами внезапных отъездов Гойи были не столько художественные неудачи, сколько следствия его любовных похождений и дуэлей, которые часто за ними следовали. По словам того же Риберы, в Мадриде Франсиско по вечерам накидывал чёрный плащ с капюшоном, брал гитару и пускался в амурные похождения, соблазняя сеньорит, а нередко и сеньор. А в Италии так и вовсе выкрал прекрасную барышню из монастыря, за что и был ранен на дуэли родственником похищенной. И в более зрелом возрасте Гойя не забыл своего опасного увлечения, пока сам король Карл IV не запретил ему безобразничать. Слишком уж художник был ценен.

Эдуард Мане против Луи Дюранти

Мане — известнейший художник, основоположник импрессионизма. В детстве молодой Мане сражался с отцом за право получить художественное образование — тот всячески сопротивлялся. Эту битву он проиграл и был отправлен поступать в мореходную школу. Но судьба всё же распорядилась по другому: экзамен Эдуард провалил, но во время учебного выхода в море побывал в Бразилии, где много рисовал, а обилие цветов и красок этой экзотической страны сподвигли его к экспериментам. Так начал рождаться импрессионизм.

Дюранти был журналистом, художественным критиком, современником Мане, его другом, а порой и врагом. А ещё он был постоянным посетителем кафе «Гербуа» в Париже — места, облюбованного богемой. Как вспоминал Дюранти, кафе обладало волшебной атмосферой — зелёные столики для бильярда гармонировали с садиком снаружи, а внутри всегда было темно, прокурено и очень интимно.

18 февраля 1870-го года на Вандомской площади открылась выставка, на которой Мане выставил две свои работы. Дюранти написал про них всего одно предложение: «Господин Мане представил публике философа, давящего устриц, и акварель «Христос с ангелами». И всё. Такого оскорбления Эдуард вынести не смог. 20-го февраля он ворвался в «Гербуа», дал пощёчину Дюранти и вызвал того на дуэль. Через три дня они встретились в саду Сен-Жармен, чтобы сразиться на мечах. Секундантом Мане, кстати, был Эмиль Золя. Дюранти в схватке получил ранение в грудь, и Мане посчитал оскорбление удовлетворённым. Дуэль стала легендарной — посетители «Гербуа» даже сочинили про неё песню.

Мойша Кислинг против Леопольда Готтлиба

Итак, дамы и господа! Почти что уникальный случай для 20-го века — еврейская дуэль.

Мойша родился в Кракове, в то время принадлежавшем Австро-Венгерской империи. Учился у известного преподавателя Юзефа Панкевича, выходца из Варшавы, в то время принадлежавшей  империи Российской. Юзеф, побывав в своё время в Париже, проникся импрессионизмом и отправился в Краков учить художников. Мойша тоже вдохновился модными идеями, и в 1910 году с рекомендательным письмом от Панкевича прибыл в Париж. Поселился в ротонде, в бывшем хранилище вин — там было организовано общежитие для художников. Условия, надо сказать, были так себе, но бесплатный обед в кантине Марии Васильефф был весовым доводом. В Париже некий русский меценат даже выделил Кислингу стипендию в 150 франков… А теперь слово самому Мойше: «Когда живёшь на 200 франков в месяц, а 190 тратишь на выпивку и наркотики, оказывается, что в общем-то ты бедняк».  Тем не менее Кислингу удалось стать звездой — его ценили другие художники, приглашали на известные модные «вечера Ястребцова» в Париже, которые проводили Сергей Ястребцов (известный как Серж Фера) и Елена фон Эттиген… Там вообще тогда тусовалось много модных людей из России.

Леопольд Готтлиб тоже из Кракова, учился у известного Яцека Мальчевского. Продолжил обучение в Германии, а потом тоже уехал в Париж.

На дуэли они встретились 12-го июня 1914 года. Причина — оскорбление чести и достоинства. Секундантом Готтлиба был известный Диего Ривера. Это событие вызвало гигантский интерес у публики и журналистов. Сражались художники на рапирах до первой крови. Кровь пошла у обоих — Мойша был ранен чуть выше носа, Леопольда задело по подбородку.

С началом Первой мировой войны оба пошли служить — Кислинг в Иностранный легион, а Готтлиб — в Польский…

Михаил Лермонтов против Эрнеста де Баранта и Николая Мартынова

Корнет Лейб-гвардии Гусарского полка был знаменит не только поэзией, но также живописью и рисунками. Учился рисовать он совсем юным у Александра Солоницкого. Занятия Михаил очень любил, да и преподавателю доверял — даже оставил ему тетрадку со своими стихами. Позднее, в Петербурге, он учился у Заболотского — портрет Лермонтова его кисти, пожалуй, самый известный. Служа на Кавказе Михаил написал несколько прекрасных пейзажей маслом и сделал множество зарисовок и акварелей. Всего он оставил 13 картин маслом, 44 акварели и более 400 рисунков.

Первая дуэль случилась в 1840 году, когда поэту было 25 лет. Сыну французского посла де Баранта нашептали, что Миша, мол, сочинил про него крайне оскорбительное четверостишие, а ещё (О Mon dieu!) в разговоре с одной дамой упомянул Эрнеста в нелицеприятном свете. По правде говоря, четверостишие Лермонтов написал давно и вообще не про него, но Эрнест всё равно вызвал Михаила на дуэль… Сначала дрались на шпагах, но безрезультатно — одна шпага сломалась. Пришлось стреляться. Сын посла промазал, а гордый корнет выстрелил в сторону. И в наказание за дуэль снова поехал бороздить просторы Кавказа.

Николай Мартынов был на год старше Михаила. На Кавказе он служил добровольно и к моменту ссоры с Лермонтовым был майором в отставке с орденом Святой Анны 3-ей степени. Такие ордена просто так не давали — Николай был настоящим боевым офицером. Тем более, из кавалергардов он сам перевёлся в казачий полк и мундиру предпочитал черкеску. Мартынов тоже писал стихи, с Лермонтовым вступал в полемику, а себя считал Грушницким из «Героя нашего времени».  Не участвовавший в настоящих боевых действиях Михаил всячески подкалывал Мартынова и даже написал пару эпиграмм: «Наш друг Мартыш не Соломон» и «Скинь бешмет, мой друг Мартыш». А ещё называл его «Mon cher Michel», что было крайне оскорбительно. В общем Лермонтов допи… дописался. 27 июля 1841 года состоялась дуэль, и Михаил после выстрела в воздух был застрелен в грудь. Мораль: следи за языком. Особенно в отношении боевых офицеров.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s